Суббота, 19 июня, 2021

Права человека

Война против журналистов: Латвия ведет себя в «лучших» традициях репрессий 1937 года

Журналистка Алла Березовская прокомментировала Baltnews отказ Генпрокуратуры Латвии прекратить начатый против нее уголовный процесс: происходящее вызывает ассоциации с 1937 годом.

Генпрокуратура Латвии направила ответ на жалобу защиты Аллы Березовской, в котором прокурор отказал журналистке приостановить рассмотрение уголовного дела. По его словам, судебное разбирательство должно быть продолжено, поскольку Березовская сотрудничала с МИА «Россия сегодня», передавая свои статьи и публикации, что, согласно регламенту ЕС о санкциях, может быть рассмотрено как «передача хозяйственного ресурса».

В латвийской прокуратуре считают, что, если генеральный директор МИА «Россия сегодня» Дмитрий Киселев попал в санкционный список ЕС, то прямая или косвенная передача ему материалов означает нарушение режима Евросоюза.

Алла Березовская в разговоре с Baltnews рассказала, что получила такой официальный ответ из Генпрокуратуры, что ее адвокат обращалась именно по ее делу, настаивала на том факте, что Березовская никаким образом не подпадает под инкриминируемую ей статью. Естественно, со всеми положенными ссылками на соответствующие регуляции и разъяснения европейских судов.

Процедура обжалования была соблюдена – обращение сначала было подготовлено надзирающему прокурору, затем генеральному прокурору. По словам Березовский, «сначала следователь, потом надзирающий прокурор Мадара Грике отказали закрыть это дело». До сих пор оставалась надежда на генерального прокурора.

Генпрокуратура уходит от ответственности

Алла Березовская рассказала, что работает в сфере журналистики уже около сорока лет, при этом большую часть своей профессиональной деятельности она занималась, в том числе, различными юридическими темами. Была знакома со многими юристами.

«В прежние времена считалось, что в прокуратуре работают профессиональные юристы, что они дорожат честью мундира. Совсем уж бесправные вещи они не допускали, они старались стоять на стороне закона. Конечно, у меня была вера в профессионализм работников прокуратуры. Обычно это все-таки советники юстиции, имеющие достаточно серьезное профессиональное образование и опыт работы в генеральной прокуратуре. По крайней мере, раньше так было», – поделилась журналистка.

По ее словам, следователи сейчас в определенной степени – люди подневольные, особенно если их ведомством руководят представители определенных политических партий. Им приходится выполнять установки своего начальства, стоящих над ними партийных боссов.

«Поэтому была надежда, честно говоря, что Генпрокуратура посмотрит на это дело, на происходящее сейчас в Латвии неординарные события, конечно, с такой более профессиональной юридической точки зрения. К сожалению, эти надежды не оправдались, ни малейшего желания разобраться в сути дела и прекратить этот театр абсурда со стороны Генеральной прокуратуры проявлено не было. Прокуратура дала понять, что пока умывает руки», – заметила Березовская.

Надуманное обвинение

Журналистка призналась, что недоумение вызывает само обвинение, которое для нее остается «юридическим казусом».

«На нас пытаются натянуть определенный политический заказ. В первую очередь, для того, чтобы убрать из Латвии любые источники альтернативной информации», – считает журналистка.

Она отметила, что «понятно – властям не хочется, чтобы распространялась информация, которая не совпадает с официальной в отношении тех или иных исторических событий, нынешних политических». Слишком порой велика разница с тем, что подается в официальных СМИ. «Видимо, это властям Латвии неприятно, и придумали такой изящный способ выдавить всех отсюда «альтернативщиков». Хотя это полностью нарушает все международные соглашения и установки для европейских и демократических стран, где свободное существование таких СМИ предусмотрено всеми правилами, всеми стандартами», – добавила она.

Алла Березовская напомнила, что под следствием в Латвии находится руководитель банка Латвии Илмар Римшевич: «Если по аналогии с нашим делом, тогда нужно было, чтобы оператор расчетной группы где-нибудь в Зилупе должен был понести сейчас какую-то уголовную ответственность за те деяния, которые инкриминируются президенту банка. Но этого же не делается, никому это в голову не приходит».

«Что касается статьи о международных санкциях, я вообще была не в курсе того, что санкции по отношению к Киселеву ко мне тоже каким-то образом могут относиться. Не только я. Я уверена, что еще 99,9% жителей Латвии вообще понятия не имели о существовании такой статьи [84] в Уголовном законе Латвии и то, что это может иметь к нам какое-то личное отношение. Насколько я знаю, статья новая, она существует только у нас и, может быть, в Эстонии. В других странах такого нет», – сказала Березовская.

Кроме того, по такой логике можно наложить санкции, например, на любых белорусов, ведущих работу в Латвии, так как против президента Белоруссии Александра Лукашенко ранее Евросоюз ввел санкции, отметила журналистка.

Репрессии как в 1937 году

Алла Березовская отметила, что происходящее с ней и ее коллегами в Латвии вызывает «ассоциации с 1937 годом». Журналистка – дочь репрессированного. Ее отец также был журналистом, и в 1937 году его арестовали за антисоветскую деятельность – за статьи, которые, как утверждало обвинение, имели антисоветскую направленность.

«Когда мне было 12–13 лет, я часто беседовала с отцом о том, как это случилось. В Магадане он провел около 18 лет в те годы. Даже в страшном сне нам не могло присниться, что когда-то что-то похожее может вернуться в наши времена в Латвию», – рассказала Березовская и добавила, что прошлое отца для нее было «полным нонсенсом».

«Когда-то я была в числе тех журналистов, которые поддержали те демократические процессы, к которым тогда Латвия шла, и которых она тогда придерживалась. Но, видимо, это все было на словах. Все обернулось тоталитаризмом и жестким этнократическим режимом, направленным исключительно на русских журналистов, активистов. Такие же процессы происходят в Литве, в Эстонии», – констатировала Алла Березовская.

Напомним, что в декабре 2020 года у русскоязычных журналистов в Латвии прошли обыски, затем им были предъявлены обвинения. Дело Аллы Березовской проходит по статье 84 Уголовного закона Латвии «Нарушение режима санкций Евросоюза», которое предполагает наказание от денежного штрафа до тюремного заключения.