Суббота, 13 апреля, 2024

ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ

РУССКОГО ФИЛОЛОГА ОСУДИЛИ ЗА «НЕПРАВИЛЬНУЮ» ИНТЕРПРЕТАЦИЮ ИСТОРИИ ЛАТВИИ

6 ноября 2023 года Рижский городской суд под председательством судьи С. Долниеце вынес обвинительный приговор учителю русского языка и литературы, гражданскому активисту Александру Филею, который по доносу некоего русского айтишника Голубева и латышской журналистки Вейдемане обвинялся по ст. 74 прим УК Латвии — за отрицание геноцида, преступлений против человечности и мира, военных преступлений.
 
За публикацию иного взгляда на историю Латвии, отличного от официально принятой, изложенной Филеем на его личной страничке в Фейсбуке от 17.06.19 г., суд приговорил автора к 10 месяцам лишения свободы — условно. С запретом выезда за пределы Латвии и пробации. Будут перевоспитывать вольнодумца. Чтобы и другим неповадно было.
 
Свобода слова? Это не про нас.
 
— Пока я получил только краткую версию приговора, содержащую в основном утверждения из обвинительной речи прокурора, — рассказал Александр. – Мне вменяется в вину, что я опубликовал в публичном доступе статью, где «предоставил неполный и искаженный взгляд на исторические события, не учитывая контекст, тем самым, осознанно прославлял оккупацию Латвии, осуществленную Советским Союзом». Хотя в моем тексте об этом вообще не было речи…
 
Как следует из текста приговора, А. Филей в данной статье, «отражая одностороннее мнение», дополнил его «субъективно подобранными избирательными фактами», тем самым «осознанно оправдывал агрессивную политику Советского Союза в Балтийском региона с 1939 по 1941 годы и осуществленные им преступления против человечности».
 
Скажите, только у меня складывается впечатление, что суд немного перепутал личный авторский пост в социальных сетях со средствами массовой информации? Иначе к чему в приговоре упоминания об одностороннем подходе и субьективной подборке фактов? Фейсбуком подобные «шалости» не запрещены и уж точно не преследуются в уголовном порядке.
 
Слушая приговор в зале суда, а до этого, вникая в речи приглашенных в суд историков и экспертов, меня не покидало чувство какой-то … абсолютной неуместности всего происходящего.
 
Разве это не дело историков, ну, в конце концов, политологов или журналистов – дискутировать в вузах или телестудиях на исторические темы, выдвигать разные версии, спорить друг с другом, доказывая свою правоту?
 
Почему обычные тематические дебаты проходят в стенах Рижского городского суда? Как в наше время можно привлекать к уголовной ответственности (!) человека за высказанное им в корректной форме личное мнение по поводу прямо скажем, спорных страниц нашей истории?
 
Оказывается, можно. И не только привлекать, но и приговаривать за инакомыслие к лишению свободы. Хотя и условному…
 
НО надо напомнить все же, из-за чего разгорелся весь сыр-бор. Как- никак почти пять лет прошло с того дня, как тогда еще молодой русский филолог Александр Филей, координатор «Тотального диктанта» в Латвии и гражданский активист, в день «Памяти оккупации ЛР» 17 июня 2019 г. опубликовал на своей личной страничке в Фейсбуке ироничный пост, который вызвал бурю в стакане воды, уголовное дело против автора и долголетний судебный процесс.
 
Цитирую выборочно некоторые, наиболее яркие пассажи из «преступного текста» нашего подсудимого:
 
«Ровно семьдесят девять лет назад в Латвию, погруженную в диктаторский режим, который строился на принципах свирепого национализма, был введен ограниченный контингент Красной армии. Этот акт привел к скорому установлению советской власти, — написал Филей в социальной сети. — И хоть бы кто вздумал сопротивляться? Все будущие нацисты аккуратно и предусмотрительно попрятались по заранее заготовленным углам. (…)
 
Министр обороны Балодис оперативно и как-то слишком поспешно разоружил военизированную организацию айзсаргов. Ульманис робко поднял лапки кверху и запросил аудиенцию в Москве, на которой ходатайствовал о предоставлении себе швейцарского убежища.
 
(…) Лето 1940 года принесло многим тысячам людей долгожданное освобождение от непосильного латифундистского гнета. Особенно бедным малоземельным крестьянам, подневольным батракам и обездоленным рабочим, а также студентам, которые в принудительном порядке отправлялись на лесоповал и торфозаготовки. Поэтому эту дату надо уважать и почитать.
 
(…) Эта дата подарила надежду и вторую жизнь. В том числе и еврейским семьям, попавшим под высылки в Сибирь. Оставшимся в Латвии завидовать было нечего. Поэтому доброго и светлого всем праздника».
 
Казалось бы, в свободной демократической стране каждый человек имеет право высказывать свое мнение (пусть и субъективное) о тех или иных исторических событиях. Даже филологи. Даже русские.
 
Скорее всего, так бы и было. Если бы в Латвии не нашлось два увлеченных любителя эпистолярного жанра, которые банально настучали на Филея, накатав на него, каждый по отдельности, два заявления в латвийскую службу госбезопасности.
 
Это были некий, мало кому известный молодой человек Дмитрийс, айтишник по специальности, и Голубевс — по фамилии и широко известная латышская журналистка-русофобка, вышедшая прямиком из комсомольской газеты — Элита Вейдемане, которая за последние годы вылила несколько ведер дерьмища на головы русскоязычных жителей Латвии со страниц ведущей латвийской газеты.
 
Оба бдительных заявителя попросили латвийские спецслужбы проверить Филея – а не нарушил ли тот статью 74 прим. Уголовного закона ЛР, который запрещает «оправдание геноцида, преступления против человечности, преступления против мира и военного преступления»?
 
В связи с чем в скромной квартире школьного учителя был проведен обыск с изъятием орудий преступления: компьютера и информационных носителей. Мерой ограничения для автора «преступного» поста стала подписка о невыезде.
 
А дальше, как говорится, пошла писать губерния. Следствие, протоколы, судебные разбирательства, эксперты, свидетели – те самые сознательные граждане плюс примкнувший к ним специалист по оккупации из одноименного музея Риги. Со стороны защиты свидетелями выступали доктор исторических наук, эксперты-лингвисты, член общества репрессированных…
 
Раз уж мы вспомнили о свидетелях обвинения – авторах доноса в полицию безопасности, то уделю пару абзацев и первому стукачу. Помню, как на суде этот молодой человек, фактически ровесник Филея, признал, что в истории он не силен, как и в юриспруденции. Содержание той злосчастной статьи он не помнил, но помнил, что автор отрицал геноцид и оккупацию, значит, нарушил закон.
 
А это, конечно, железный повод для написания заявления в Госбезопасность — пусть они разбираются. На вопрос прокурора, что случилось 17 июня, Голубевс с некоторой заминкой ответил: «17 июня? Филей опубликовал статью».
 
А что еще случилось в этот день в истории Латвии? Свидетель обвинения, который сам и заварил всю эту кутерьму, не имел ни малейшего понятия! Это был провал…
Если бы все происходящее мы наблюдали на какой-нибудь дискуссионной площадке или на академическом Круглом столе по вопросам истории, получилась бы довольно любопытная полемика. Но когда научные вопросы становятся предметом судебного разбирательства, процесс смахивает на нелепейшую фантасмагорию.
 
За вольную трактовку истории, изложенную Филеем на своем аккаунте, прокурор потребовала для учителя литературы 1 год реального лишения свободы. Именно так — не вру, год тюрьмы! За пост в Фейсбуке.
 
В своем последнем слове, зачитанном на суде 31 октября с.г., Александр Филей еще раз подтвердил, что его пост от 17.06. 2019 г. был посвящен свержению диктаторского режима Карлиса Ульманиса, а не прославлению оккупации, что ему пытались приписать люди, состряпавшие на него доносы.
 
Как бы там ни было, но законы Латвии не запрещают гражданам анализировать и трактовать исторические события в том числе и в положительном ключе. Более того, право на свободу слова и мнений гарантировано нам Конституцией Латвии.
 
— В моем тексте на было ни слова прославления или оправдания депортаций или военных преступлений, — заверил Александр высокий суд. – Я лишь написал, что для представителей еврейства, которые в 1940 г. были подвергнуты депортации в Сибирь, эта трагедия обернулась их спасением от Холокоста в Латвии, поскольку практически все оставшиеся евреи были уничтожены нацистами. И это – бесспорный факт, который лишний раз подтвердил на суде наш свидетель А. Гильман, сам переживший в детстве депортацию с семьей.
 
Филей обратил внимание суда на то, что прокурор допустил ряд фактических ошибок, упорно называя его учителем истории, видимо, намекая, что своими размышлениями тот еще и дурно влияет на учащихся. Между тем, Александр Филей историю никогда не преподавал, в школе он вел предметы в соответствие со своим дипломом в качестве преподавателя русского языка и литературы, а также иностранных языков — английского, французского и испанского.
 
Поскольку филологу инкриминировался его текст на Фейсбуке, то защита обратилась к независимой экспертизе, с участием которой были проведены две экспертизы – лингвистическая и текстологическая. Текст был проанализирован сертифицированным экспертом-филологом буквально дословно, и никаких криминальных моментов ни в самом тексте, ни в подтексте, выявлено не было.
 
Прокуратура со своей стороны ограничилась лишь отзывом сотрудника Музея оккупации, который, по сути, высказал свое частное мнение по поводу спорного поста Филея. Попутно попеняв автору за то, что тот в своей заметке «умалчивает или не признает роль СССР в развязывании Второй мировой войны», чем чрезвычайно удивил нашего филолога. Он-то посвящал свой пост совсем другому событию…
 
Как это ни парадоксально, но в судебном приговоре первой инстанции остались те же претензии к автору поста на Фейсбуке – не раскрыл пагубную роль СССР. Раньше бы филологу за это просто поставили «незачет» по истории, а сейчас – 10 месяцев условно с запретом выезда из Латвии и обязательной пробацией.
 
Это когда осужденный преподаватель русского языка (а также – английского, французского и испанского) должен приходить на воспитательные беседы в полицию к инспектору по надзору. Который будет его учить, как правильно родину любить.
 
Алла БЕРЕЗОВСКАЯ
 
ЧИТАЙТЕ НАШ ТЮРЕМНЫЙ ВЕСТНИК В ТЕЛЕГЕ — https://t.me/freedomtolinderman